Храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице

Храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице.

Храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице.

На самой длинной улице Москвы расположен красивейший архитектурный ансамбль, не обратить внимание на который просто невозможно. Когда-то эти помпезные здания являли собой больницу для неизлечимо больных, богадельню и два домовых храма. Ныне сооружение носит название храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице. Всё это строилось на средства известной купчихи, благотворительницы Александры Ксенофонтовны Медведниковой, которая завещала на меценатство немыслимую сумму – больше 5 млн. руб.

Душеприказчики в качестве архитектора пригласили Сергея Устиновича Соловьёва, очень талантливого человека с прекрасным образованием и богатым опытом. Он спроектировал ансамбль в виде древнего города, в неорусском стиле. Три разновеликих корпуса с примыкающими к ним церквями и отдельно расположенной часовней смотрелись великолепно. Фасады были декорированы по мотивам псковско-новгородской архитектуры. Довольно оригинальной была ограда – с круглыми щитами, с пиками и шлемовидными навершениями, будто незримые воины охраняют территорию.

Храм Алексия митр. Московского при Центральной клинической больнице.

Храм Алексия митр. Московского при Центральной клинической больнице.

Соловьёв также собственноручно создал эскизы для украшения храмов настенной росписью, мозаикой и фасадной керамикой. Над всеми церковными входами укрепили мозаичные изображения покровителя Москвы – св. Георгия Победоносца, созданные учениками Строгановского училища. Керамические элементы декора были выполнены на знаменитом заводе «Абрамцево». Росписью интерьеров храмов занимались художники известной мастерской «Наследники П.П. Пашкова», и, нужно сказать, свою работу они сделали необычно – иконостас в его привычном понимании отсутствовал. Выполнен он был прямо на стене церкви, и лишь в одном его ярусе были деревянные образы. Сюжеты и орнаменты росписи напоминали русские фрески XVI в.

Строительство и обустройство зданий длилось около двух лет (1901-1903 гг.), Готовые учреждения получили названия в честь своих благодетелей, супругов Медведниковых и в преддверии нового 1904 года были освящены. На этом торжественном мероприятии присутствовали в частности князь Сергей Александрович и княжна Елизавета Фёдоровна.

Храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице.

Храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице.

Церковь при богадельне освятили в честь Тихвинской иконы, а церковь при больнице – в честь Козельщанской иконы Богоматери (позже её переосвятили во имя Святителя Алексия Митрополита Московского). Н. А. Цветков – душеприказчик покойной Александры Ксенофонтовны – из личных средств пожертвовал храмам серебряную утварь и богатые облачения.

Козельщанская церковь была единственной в Московской губрении, посвященная этой иконе. Калужская дорога, над которой строились больница и богадельня с церквями, вела в сторону Полтавщины, где в 1881 г. была явлена икона. Сам образ был привезён в нашу страну из Италии одной из фрейлин Елизаветы II и передавался очень бережно из поколения в поколение. И вот, икона оказалась у графьев Капинистов…

Храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице.

Храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице

Однажды случилось горе — дочь графа, Марию одолел паралич. Безуспешно испробовав все средства, чтобы вылечить девочку, родители решили отправить её в Москву к известному лекарю. Мать перед отъездом наказала дочери приложиться к Козельщанской иконе и помолиться, что та и сделала. И вдруг комната наполнилась радостными возгласами. Бедная мать решила, что Мария лишилась разума, но увидев, что дочь ходит по комнате, поняла что свершилось чудо и поспешила рассказать всем радостную весть. Позже икону перенесли в Полтавскую Козельщанскую обитель.

К сожалению, храм Алексия митр. Московского и храм Тихвинской иконы Божьей Матери при Центральной клинической больнице Октябрьская революция не пощадила — в 1923-м они были закрыты, а их имущество — конфисковано. Остальные здания превратились в 5-ю градскую больницу. Прискорбно, что и могилы супругов Медведниковых были стёрты с лица земли.

В 1992 г. весь комплекс зданий перешёл в руки Московской Патриархии. С 1996 года здесь снова идут богослужения.